Караван наш в пустыне далёкой

Утром Махмуд позволил нам выспаться, прослушав призывы муэдзина, мы доспали ещё пару часов. Позавтракав лепёшками, которые здесь немного другие, чем в Марокко, мы отправились на нашем бусике в гараж. Нам предстояла прогулка на квадроциклах.

Я немного волновался – все остальные члены экспедиции – давно за рулём. А я – не автомобилист, и, тем более, не байкер. И вообще – не особо любитель экстрима. Так, гонял когда-то на простом велике. Шеф меня успокоил:

- Это почти как на велосипеде, но только на трёхколёсном.

Это и вправду оказалась очень удобная 4-х колёсная машинка. Фаина даже посетовала – для детей, мол, развлечение.

Проинструктировав нас относительно педалей «газ-тормоз», инструктор, выдававший квадроциклы, сделал с нами кружок вокруг гаража.

Махмуда это не устроило. Он протестировал каждую машинку и одну попросил заменить. Наконец, наша компания, получив шлемы, выехала вслед за Махмудом. Мы доехали до пересохшего озера Шот эль Джерид, дно которого покрыто слоем соли, пофотографировались рядом с лодочкой, оставленной, наверное, специально для туристов а, на обратном пути, свернули, чтобы покататься на барханах. Это было здорово! Ветер в лицо, пыль столбом! Машинка легко слушалась руля!

Фаина, правда, так лихачила, что свалилась с гребня бархана, причём квадроцикл упал на неё сверху. Вроде бы, ничего страшного не случилось, она сразу встала на ноги и снова села за руль.

Сдав квадроциклы, мы вернулись в отель – снова полезли в ледяной бассейн, потом в душ. Барышня наша, правда, погрустнела – на бедре у неё расплывался огромный синяк. Шеф даже предложил ей вернуться с Махмудом и ждать нас в Тунисе. Но она убедила его, что нога почти не болит и всё само пройдёт. Махмуд уехал – мы тепло с ним попрощались.

А рано утром нам предстоял марш-бросок через пустыню на верблюдах с настоящим караваном к ливийской границе.

Проводников у каравана двое – это седовласый пожилой Абдулла и небольшого роста темнокожий Ахмед. Ему недавно исполнилось 30, и он ещё не женат. Оба в длинных рубахах, замотанные платками, но босые. Наши серо-коричневые дромадеры кроме седоков несут на себе груз – на каждого навьючено килограммов по 200. Наши проводники идут пешком. Абдулла ведёт под уздцы первого верблюда, а Ахмед буквально прилип к верблюду, на котором едет Фаина, и они разговаривают на французском. Абдулла не знает ни английского, ни французского, так что общаемся только через Ахмеда.

Местность пока больше похожа на выжженную по какому-то недоразумению тундру – высохшая почва, еле живые колючие кустики. Фаина иногда и нам переводит кое-что – оказывается мы первые из русских, пожелавших пойти в пустыню больше, чем на час. До этого они водили только французов и немцев. Попадается встречный караван – проводники обмениваются приветствиями. Мы тоже здороваемся с французами, которых они сопровождают. На вопрос Фаины они отвечают, что всё хорошо, даже не устали.

Через некоторое время Абдулла объявляет привал возле высокого куста, дающего небольшую тень. Он снимает со своего верблюда хозяйственный баул и достаёт огурцы, помидоры, зелень и пару банок консервированного тунца. Они вдвоём с Ахмедом режут всё, добавляют несколько оливок, достают лепёшки. Раздают почему-то неодноразовые тарелки – аппетит у всех хороший и салат исчезает довольно быстро. Тарелки Абдулла «моет» песком. Ахмед тем временем переворачивает все камушки. И только убедившись, что змей нет — даёт сигнал – можно. Отдыхаем в тени часа два.

Дальнейший путь до самого вечера длится, кажется, целую вечность. Наконец-то начинаются настоящие барханы – мы доехали до Большого Песчаного Эрга. Пора устраиваться на ночь – застилаем песок одеялами, которые извлекают из тюков наши проводники, для каждого есть и спальный мешок. Они ставят для нас даже палатку, но желающих влезть вовнутрь не находится – эту ночь мы проведём под открытым небом, любуясь нереально крупными и яркими звёздами.

Читайте также: